JURNAL
Сергей Маркедонов: Привет из Уругвая

На прошлой неделе спикер палаты депутатов уругвайского парламента Хорхе Орико посетил непризнанную Нагорно-Карабахскую Республику (НКР) и встретился с ее руководством.

На сегодняшний день говорить о скором признании карабахской независимости со стороны Уругвая не представляется возможным. Однако и банальным дипломатическим туризмом данный визит не назовешь.

«Тот же Уругвай, имеющий свои отношения с Вашингтоном, прекрасно понимает американский интерес. И вряд ли решится его нарушать»
Нагорно-Карабахская Республика занимает особое место среди других де-факто образований постсоветского пространства. В отличие от Абхазии и Южной Осетии, ее независимость не признана никем. Даже Армения, обеспечивающая безопасность и социальное развитие этого образования, не спешит с формально-юридическим признанием государственности НКР. Время от времени эта тема поднимается армянскими политиками, в основном, кстати, оппозиционными. Но, как правило, всплеск такого интереса происходит после очередного провала в ходе переговорного процесса с Азербайджаном или обострения ситуации на линии соприкосновения конфликтующих сторон. Недавно вопрос о карабахской независимости был снова поднят после скандала с оправданием и героизацией азербайджанского офицера Рамиля Сафарова. Но как только страсти улеглись, тема утратила свою актуальность. В отличие от Приднестровья, НКР не рассматривается на переговорах как самостоятельная сторона конфликта. Непризнанную республику посещают дипломаты – посредники из Минской группы ОБСЕ. Но на ее переговорный статус такие визиты не влияют.

Однако в этом негласном соревновании с другими постсоветскими де-факто государствами у Нагорного Карабаха есть ряд других преимуществ. В первую очередь, речь идет о международных контактах непризнанной республики. Ни одно подобное образование на территории бывшего СССР не может похвастать тем, что получает американское государственное финансирование. В НКР же начиная с 1998 фискального года существует помощь, определяемая Конгрессом США. Она выделяется в первую очередь через Агентство международного развития (USAD) на программы гуманитарного и социального характера. Каждый год в Конгрессе ведутся споры о том, насколько все это необходимо и соответствует американским интересам. Однако всякий раз сумма в несколько миллионов долларов находится. Естественно, не стоит забывать и о помощи со стороны неправительственных структур и международных организаций. Конгрессмены и политики, связанные с армянскими лоббистами, нередко посещают Карабах и поздравляют непризнанную республику с различными праздничными датами.

В отличие от Абхазии или Южной Осетии, у НКР имеются свои дипломатические представительства не только в России, но и в США, во Франции, Австралии, на Ближнем Востоке и в Германии. Понятное дело, они не имеют статуса посольств, а их функционирование в значительной степени обеспечивает диаспора (тому же офису НКР в Вашингтоне помогает Армянская ассамблея Америки). Но, тем не менее, они присутствуют в публичном пространстве тех стран, в которых работают. Уже упомянутый нагорно-карабахский офис в столице США ежемесячно выпускает свое издание Artsakh Newsletter и распространяет его как по правительственным, так и по общественным, правозащитным организациям, экспертно-аналитическим центрам. На Западе еще в период перестройки выступления нагорно-карабахских армян рассматривались в контексте борьбы с преодолением сталинской национальной политики. Очевидно, что данное восприятие, как и отношение к абхазскому, югоосетинскому или приднестровскому проектам как к инструментам «имперско-коммунистического реванша», далеко от реальности и в значительной степени выглядит упрощенчеством. Но оно имеет место быть и играет определенную роль в формировании практической политики по разрешению застарелого этнополитического конфликта.

Таким образом, визит председателя одной из палат уругвайского парламента не является для НКР такой уж экзотикой. Тем паче у этой латиноамериканской страны хорошая репутация и в самой Армении, и в армянской диаспоре. Уругвай одним из первых еще в апреле 1965 года официально осудил массовые убийства армян в Османской империи, хотя, вопреки распространенному суждению, слово «геноцид» в тогдашней объединенной резолюции двух палат национального парламента не употреблялось. Как бы то ни было, а День памяти жертв 1915 года был в Уругвае учрежден (с рекомендациями для государственных СМИ освещать это событие и с правом для представителей армянской национальности не работать в день 24 апреля). В марте 2004 года резолюция была трансформирована в специальный закон. По сравнению с Аргентиной (где численность армян составляет порядка 70 тысяч человек) армянская община Уругвая не столь велика (15 тысяч человек). Однако уругвайские армяне достаточно активны, и у них нет конкуренции со стороны исламских диаспор. Не первый год они активно работают по таким направлениям, как признание геноцида 1915 года и поддержка независимости НКР. При этом у Уругвая нет тесных политических и экономических отношений с Азербайджаном, что могло бы сдерживать Монтевидео на кавказском направлении. И визит спикера нижней палаты национального парламента в непризнанную республику, вызвавший жесткую реакцию официального Баку, наглядно показывает это.

Все это, впрочем, не означает, что латиноамериканская страна в скором времени признает независимость НКР. Во-первых, такое признание в нынешних условиях не слишком выгодно самой Армении. Просто потому, что оно решительным образом изменит статус-кво вокруг урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Ведь если Монтевидео решится на такой шаг, как признание, то молчание со стороны Еревана будет необъяснимым и нелогичным. Но если такое молчание прервется, то оно почти что автоматически будет означать конец переговоров. Такой сценарий чреват непредсказуемостью, ибо в этом случае любому азербайджанскому лидеру будет трудно сохранить лицо, не предпринимая ответных мер. Напротив, статус-кво при всей его противоречивости позволяет сохранять ситуацию «ни мира, ни войны» как лучшее из возможных зол. Поэтому сам Ереван вряд ли будет подстегивать процесс признания. Другое дело – демонстрировать саму потенциальную возможность такого варианта.

Во-вторых, в случае краха переговоров наработки Минской группы, в первую очередь «Обновленные мадридские принципы», окажутся перечеркнутыми. Просто потому, что они не предполагают одностороннего признания статуса Нагорного Карабаха. Народное волеизъявление – вот тот рецепт, который выписывают конфликтующим сторонам Россия, США и Франция. По этому вопросу между Москвой и Западом обозначился консенсус. И хотя механизмы такого референдума четко не прописаны, а по другим проблемам (беженцы, оккупированные районы за пределами бывшей НКАО) компромисса не достигнуто, очевидно, что страны-посредники не согласятся на форсированное международное признание карабахской государственности. По крайней мере в ближайшей перспективе. И тот же Уругвай, имеющий свои отношения с Вашингтоном, прекрасно понимает американский интерес. И вряд ли решится его нарушать.

Таким образом, смысл уругвайского визита не в краткосрочном эффекте. Его значение иное. Прежде всего, это демонстрация того, что политика изоляции НКР не слишком эффективна. Сколько бы Баку ни отправлял жестких рекомендаций и циркуляров, найдутся политики, которые их обойдут. И если сегодня смелости набрался спикер нижней палаты уругвайского парламента, представитель страны, которая не фигурирует в черных списках изгоев или «безопасных гаваней» для террористов, то завтра могут найтись и другие желающие. Помимо этого, посещение НКР представителем иностранного государства стало четким сигналом и посредникам, и всем заинтересованным игрокам. Без самого Карабаха его будущее определить невозможно, нравится кому-то этот тезис или же вызывает раздражение. Не жители Еревана, Раздана или Гюмри будут решать, в каком государстве им жить и менять ли им в будущем одну политическую идентичность на другую. Это будут делать жители Нагорного Карабаха. Можно найти сотни вполне логичных и юридически состоятельных аргументов о том, что подключение НКР к переговорам создаст только дополнительные проблемы. Однако при этом стоит помнить, что любые подписанные бумаги (даже если за них присудят Нобелевские премии) будут реализовываться теми, кто живет в несколько остуженной горячей точке. Без их мнения самые новейшие из обновленных «принципов» так и останутся мертвой строкой в неработающем документе.

Сергей Маркедонов


comments powered by Disqus
TARİX

Dördgünlük müharibə (Aprel Döyüşləri)
Hərbi əməliyyatlar zamanı Azərbaycan Silahlı Qüvvələrinin 88 hərbi qulluqçusu həlak olub, 1 Mi-24 helikopteri vurulub və 1 tank mina partlayışı zamanı sıradan çıxıb. ...


Haqqında Öyrənəcəyiniz Tarixi Məlumatlarla Sizi Heyrətə Salacaq Bir Bədən İncəsənəti: Döymə
Döymə insanları ən çox düşündürən və diqqətdə saxladığı sənət növlərindən biridir. Çoxumuz elə düşünməsək də döymə bir sənət növüdü...


İstəmədiyi halda 3 fərqli ölkə üçün döyüşən Koreyalı əsgər
Savaş hekayələri danışmaqla bitməz amma kimi danışılar unudular, kimi də təsirini davam etdirməyə davam edir. Bu xatirələrdə hər kəsin tək bir məqsədi vardır o da zəfər!...


Ikinci dünya müharibəsi zamanı oğurlanmış çox qiymətli sənət əsərləri
Ikinci dünya müharibəsi zamanında birçox məşhur sənət əsəri yoxa çıxdı və ya sənət əsərlərinin oğurluğu ilə məşğul olan dəstələr tərəfindən oğurlandı.Yoxa çıxan əsə...


İtaliya Müharibəsi (1551-1559)
İtaliya Müharibəsi və ya digər adıyla Habsburg-Valois Müharibəsi, 1551-1559-ci illər arasında baş vermiş bir müharibədir....



FOTO

 
HAQQIMIZDAREKLAMVAKANSİYALARİŞ BİRLİYİƏLAQƏYAZARLAR

Bizi Izləyin

 
 
©2012 - 2016 Marifia.com Bütün hüquqlar qorunur